space

Смогут ли ученые создать генетически модифицированных космонавтов?

Жизнь в космосе — это тяжелое испытание, человек не создан для этого. И если мы хотим путешествовать к далеким солнечным системам, не следует ли самому человеку для этого измениться?

Для того чтобы стать астронавтом, нужно обладать качествами, которые есть далеко не у каждого — смелостью, отличной физической подготовкой, развитым интеллектом, способностью молниеносно принимать решения и умением сохранять спокойствие в критических ситуациях.

Когда в конце 1950-х в НАСА занимались отбором первой команды астронавтов, там поступали так: просто брали самых лучших военных пилотов и летчиков-испытателей, которые были в США.

В СССР делали так же, добавляя еще пару требований: космонавт должен был иметь рост, не превышающий 170 см (чтобы поместиться крошечную капсулу «Востока»), и иметь опыт прыжков с парашютом (чтобы мог катапультироваться, когда корабль вернется в атмосферу Земли).

Кроме того, в отличие от американцев, в Советском Союзе в отряд космонавтов набирали и женщин.

С той поры прошло много лет, и в космос уже летали и ученые, и инженеры, и врачи. Но и 60 лет спустя те же самые критерии по-прежнему хорошо описывают идеального космонавта.

Возьмем, к примеру, недавний набор в астронавты, осуществленный в 2009 году Европейским космическим агентством (ЕКА). Из шести человек, которых отобрали, трое — военные летчики, а еще один — пилот гражданской авиации. У двоих оставшихся среди увлечений — альпинизм и скайдайвинг.

Впрочем, даже лучшие из нас, людей, плохо приспособлены к жизни в космосе. Человек — продукт 3,8 млрд лет эволюции, происходившей в комфортабельных условиях насыщенной кислородом биосферы, под защитой магнитосферы и с гравитацией, с которой мы не испытываем проблем. В общем, суровая Вселенная нас, живущих на Земле, практически не касается.

А вот во внеземном пространстве космонавтов ждут неприятности: на них воздействует космическая радиация, они страдают морской болезнью, из-за отсутствия гравитации теряют вес, мышечную массу и остроту зрения, их иммунная система слабеет.

Астронавт ЕКА Лука Пармитано рассказывает, что был поражен тем, как быстро изменилось его тело во время пяти с половиной месяцев на орбите в составе экипажа Международной космической станции (МКС).

«Период адаптации [к жизни на орбите] скорее напоминал трансформацию, — признался он мне. — Вы наблюдаете за тем, как ваши ноги становятся тоньше, а лицо — круглее, ваше тело медленно, но верно переходит в новое состояние, в новую нормальность».

Пармитано также заметил перемены в собственной манере передвигаться. «Поначалу вам хочется передвигаться в горизонтальном положении, чтобы избежать столкновений с предметами в невесомости. Приходится привыкать к тому, как по-другому теперь двигаются отдельные части вашего тела», — отмечает он.

«Примерно месяца через полтора [на орбите] вы снова начинаете передвигаться вертикально — вы уже привыкли жить в космосе, вы перестали быть землянином».

Однако у адаптации есть свои пределы. «Ноги не очень полезны в космосе, — говорит Пармитано. — Совсем лишаться их, конечно, не хотелось бы, но почему бы не превратить их в [еще одни] руки? В космосе было бы полезно иметь две пары рук. Одной парой вы держитесь за поручни, а другой — работаете».

«Также было бы очень интересно иметь хвост-стабилизатор — ведь три точки устойчивости лучше, чем две», — подчеркивает он.

Не лучше ли сосредоточиться на том, чтобы сделать людей более приспособленными к меньшей силе тяготения и другому типу атмосферы? Учитывая то, что астронавты и космонавты проводят в космосе все больше времени (нынешний рекорд принадлежит Валерию Полякову — 437 дней), а космические агентства планируют полеты на Луну и Марс, ученые напряженно работают над тем, как гарантировать участникам будущих длительных полетов здоровье.

Космические корабли будут иметь надежную защиту от радиации, сложные системы поддержки жизнедеятельности, а чтобы симулировать гравитацию, они, возможно, будут вращаться.

Но что если пойти другим путем? Вместо того, чтобы адаптировать пространство к запросам землян, самому астронавту, согласно предложениям Луки Пармитано, адаптироваться к жизни в пространстве?

«Вполне можно представить себе создание человека, который приспособлен к жизни в космосе, — говорит Пармитано. — В этом не будет ничего удивительного или шокирующего, мы вполне способны это сделать. Возможно даже, мы будем вынуждены это сделать».

Эта мысль обсуждалась на симпозиуме научной и образовательной некоммерческой корпорации Tennessee Valley Interstellar Workshop в Хантсвилле, штат Алабама (США).

Ученые, работающие с космическими агентствами, инженеры и просто энтузиасты космических путешествий каждый год собираются там, чтобы обдумать будущие межпланетные полеты, которые займут жизни не одного поколения астронавтов, и колонизацию далеких планет.

Нейробиолог Роберт Хэмпсон, изучающий последствия воздействия космической радиации на мозг человека, председательствует в комиссии, рассматривающей проблемы адаптации космонавтов к жизни без гравитации.

«Для того, чтобы сделать условия на чужой планете похожими на нашу Землю, придется затратить очень много времени и материалов, — подчеркивает он. — Так не лучше ли сосредоточиться на том, чтобы сделать людей более приспособленными к меньшей силе тяготения и другому типу атмосферы?»

В будущем космических колонистов будут отбирать, скорее всего, по критериям их пригодности и готовности к долгим межпланетным полетам.

Среди требуемых качеств наверняка будет природная сопротивляемость радиации, прочность костей, устойчивая иммунная система. Эти качества перейдут к детям космических путешественников, к поколению, которое не будет знать Земли.

«Если на борту космического корабля, отправляющегося к другой планете, будет юная пара, то их дети, родившиеся в будущей колонии, будут приспособлены к именно такой жизни, неземной, — подчеркивает Хэмпсон. — Родители должны понимать, что делают такой выбор за детей и за последующие поколения».

>Мы можем вырастить Человека 2.0. И, возможно, у такого человека будет четыре руки. А то и хвост-стабилизатор. Таким образом, через несколько поколений эти люди, живущие на космическом корабле, летящем к другим планетам, или в колониях на планетах других солнечных систем, станут отличаться от людей, оставшихся на Земле. Но не слишком.

Почти наверняка у них по-прежнему будет одна пара рук.

«Эволюция работает слишком медленно, — говорит Роберт Хэмпсон. — Вопрос состоит в том, насколько серьезный толчок она получит в связи с нашими будущими полетами в космос».

Я уже как-то писал об опасностях воспитания детей в условиях, враждебных человеку, — например, на Марсе. Однако генетическая инженерия поможет создать поколение «звездных людей», если человечество готово переступить через барьеры этики и морали.

Генетикам тогда придется поработать над человеческим эмбрионом — и такая технология уже разработана, пока — для борьбы с наследственными заболеваниями.

«Есть такой нравственный императив: детям надо создавать условия не просто для выживания, а для развития, — подчеркивает Хэмпсон. — Чтобы они могли нормально жить, работать, достигать в жизни успеха, не болеть и впоследствии иметь собственных детей».

Если люди начнут покидать Землю в поисках подходящего места для колоний на других планетах и если количество этих людей будет значительным, нам придется к этому приспосабливаться.

И вместо того, чтобы искать планеты, похожие на нашу, — так сказать, Землю 2.0, мы можем вырастить Человека 2.0. И, возможно, у такого человека будет четыре руки. А то и хвост-стабилизатор.

«Куда интереснее представить себе жизнь в условиях, никак не стесненных гравитацией», — говорит астронавт Лука Пармитано.

«Возможность того, что мы найдем вторую Землю, крайне мала. А вот идея жизни в совершенно иных условиях выглядит для меня крайне привлекательной… Впрочем, возможно, только для меня!»

Поделиться с друзьями: